«СПЕЦИФИКА МОЕЙ ПРОФЕССИИ ЗАСТАВЛЯЕТ ЦЕНИТЬ ТО, ЧТО ТЫ ИМЕЕШЬ»

10.03.2020

Интервью с Екатериной Орешниковой, командиром вертолета BK117 С-2, ГКУ «Московский авиационный центр», членом президиума Ассоциации Вертолетной Индустрии

Екатерина, как мужчины не из авиационной среды реагируют на вашу профессию, какие слова говорят?

Удивляются. Почему-то существует стереотип, что это исключительно мужская профессия. Но если человек профессионал и ему нравится его работа – мужчина ты или женщина – то ты на своем месте. Мужчины относятся к этому с пониманием.

А женское пилотирование как-то отличается от мужского?

ФОТО: "АВИ"

Если отличия и есть, то они незаметны. А если серьезно, я уверена, что в целом разницы никакой нет. Пилотирование связано со складом характера, с реакциями и способностью справляться с ответственной напряженной работой. И далеко не каждый мужчина или женщина подходят для этой профессии. У всех пилотов есть много общего.

И это общее – увлечение с ранних лет авиацией, желание летать, восторг от того, что ты пилотируешь летающую машину… А что остаётся от этого увлечения, от этого азарта в профессионально зрелом возрасте?

Когда человек молодой, а лучше сказать, юный, то он не задумывается и не догадывается, что значит быть взрослым. С авиацией та же история: у юношей и девушек есть только их желания: в первую очередь я хочу летать, я хочу получать удовольствие от каждого полета, хочу самореализоваться, хочу всем что-то доказать, и ты не задумываешься об ответственности, которая лежит на твоих плечах. А когда ты уже проходишь определенный путь, то желание кого-то удивлять отходит на второй план. Ты профессионал, ты несешь ответственность за свою работу. Это очень здорово. И глядя на свою профессию другими глазами, ты понимаешь, какие на тебе лежат обязательства перед людьми, которых ты везешь, перед людьми, которые находятся на земле, перед твоим экипажем. То есть меняется твое восприятие, твоё внимание переключается на другие вещи. Конечно, остается удовольствие от полета. Как можно садиться в кабину, подниматься в небо и не радоваться этому?

ФОТО: "АВИ"

Из того, чему вы учились в жизни, какое образование получали, что пригодилось, что оказалось наиболее важным для вашей сегодняшней работы?

Я могу сказать, всё, чему я училась, мне пригодилось в жизни. Дело не только в квалификации и умении пилотировать вертолеты разных типов, а в отношении к своей работе, в понимании того, какую роль эта сложная техника играет в нашей жизни. У меня несколько видов образования. Высшее образование – Московский авиационный институт, средне-специальное – Запорожской авиационное училище летчиков инструкторов ДОСААФ СССР и еще одно высшее юридическое образование, я закончила МГЮА. Я уже не говорю о каких-то специализированных курсах, которые мы проходим в процессе нашей работе. Я работаю как профессиональный пилот и тут уже речь не об обучении, а о целой жизни в профессии. И сейчас я очень ценю овладение юридическими знаниями, которые позволяют мне смотреть на мою работу еще и под правовым углом. Потому что кроме твоей надежности, твоих навыков в этой работе очень много законодательных тонкостей, незнание которых, как говорится, не освобождает от ответственности. Ты начинаешь видеть авиационную работу через юридические рамки, что каждое твое действие имеет привязку к тем или иным нормам и обязательствам.

Кто из людей больше всего повлиял на вашу сегодняшнюю работу, кто был вашим примером, учителем?

ФОТО: "АВИ"

Когда я пришла в Шереметьево в январе 1992 года устраиваться в авиакомпанию «Московские воздушные линии», ее генеральным директором был Владимир Иванович Костырин. Тогда он просто поверил, что я смогу переучиться с Ми-2 на Ми-8, смогу работать в Гражданской Авиации. Хотя сегодня, с точки зрения профессионала, я понимаю, что кроме летного училища у меня за плечами не было ни опыта, ни стажа, а только огромное желание летать, работать. Время было крайне сложное для страны и для авиации, и, несмотря на это, Владимир Иванович предоставил мне шанс и направил на переучивание на Ми-8, дал старт моей карьере.

Ваша работа связана со спасением людей. Вы чувствуете, как эта профессия меняет вас? Чувствуете, как говорят в таких случаях, профессиональную деформацию?

Со временем вообще каждый человек меняется, он не может оставаться таким же, каким он был в 20 лет. Но я не думаю, что это как-то связано с работой. Специфика моей профессии заставляет больше ценить то, что ты имеешь. Потому что когда видишь судьбу других людей, как она неожиданно может измениться по независящим от них обстоятельств, то начинаешь бережней относится к тем, кто тебе дорог. И как-то по-особенному начинаешь ценить каждый день, каждую минуту, когда ты имеешь возможность провести время с близкими, с семьей, с друзьями.

Насколько загруженный график у пилотов МАЦ, сколько вы в среднем налетываете в год по времени и по вылетам? В какие сезоны больше всего работы?

ФОТО: "АВИ"

Мы же в основном работаем по санитарным задачам и сколько вылетов мы сделаем, определить очень сложно. Конечно, есть сводная статистика. За прошлый год Московский авиационный центр выполнил более 800 вылетов по медико-санитарной эвакуации. А в целом за десять лет работы санитарных вертолетов МАЦ – как раз в прошлом году был юбилей – более шести тысяч спасенных, и ни одного пострадавшего не потеряли во время транспортировки. Но наши вызовы очень непредсказуемы, где случится беда, где понадобится наша помощь. Бывают тихие дежурства, когда нет вызовов, тогда я думаю, слава Богу, все живы-здоровы, наша помощь никому не понадобилась. А бывают дни когда, к сожалению, происходят серьезные ДТП. И если зимой причина – гололедица, то летом начинается дачный сезон, трафик в пятницу загород и обратно в воскресенье сильно возрастает; учащаются случаи падения с высоты. В прошлом году нас очень это потрясло. Был такой тяжелый момент, когда чуть ли не через дежурство эвакуировали маленьких детей, выпавших из окон. Прошлым летом было не так уже жарко, но окна были открыты, дети вставали на подоконник, опирались на москитную сетку и выпадали из окон. Слава Богу они оставались живы и, надеюсь, чтобы всё у них было хорошо.

Как семья справляется с вашей работой, что после нее остаётся для дома, для близких?

У меня семья авиационная, поэтому дома меня все понимают. Когда мы с мужем приходим с работы, мы не можем не делиться друг с другом своими впечатлениями. Сколько раз договаривались все рабочие эмоции оставлять за дверью. Ничего не получается. Уже через пять минут сворачиваем с любой домашней темы на какие-то рабочие вопросы. Надо с этим что-то делать.

Чем занимаетесь в отпуске?

ФОТО: "АВИ"

Путешествуем семьей. Мне очень нравится смотреть мир, страны. Но в зависимости от сезона это может быть и дача. Любой выезд загород или знакомство с новыми местами дают заряд позитива. После хорошего отдыха долго сохраняется боевое настроение. Позитивный настрой, энтузиазм – это половина дела в нашей работе!

Спасибо! С наступающим праздником!

"Ассоциация вертолетной индустрии"

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати