Это интересно. Боевые подвиги советских вертолетов в Великой Отечественной войне

21.04.2020

В оперативном управлении Московского авиационного центра находятся вертолеты, которые используются для тушения пожаров; эвакуации в больницы людей, нуждающихся в срочной медицинской помощи; разведки паводковой и пожароопасной обстановки территории и т.д. Каждый день экипажи вертолетов стоят на страже безопасности столицы и ее жителей. А были ли вертолеты на войне? Участвовали ли они в сражениях с фашистами? Оказывается, да!

fullsize.jpg

«Ну, пропали, большевики против нас комбайны выпустили», - именно так отреагировали немцы, когда увидели советские вертолеты на войне.

Мало кто знает, что во время Великой Отечественной войны со стороны Советского Союза в боевых действиях принимали участие не только самолеты, но и вертолеты, совершив 19 вылетов. Это были автожиры А-7, спроектированные Николаем Камовым. Модель А-7 стала финальной модификацией армейского «вертолета».

Работа над автожиром началась в конце 1928 году, когда молодые инженеры Николай Камов и Николай Скржинский защитили свой проект нового воздушного судна в Осоавиахиме СССР. А 8 февраля 1929 года, спустя несколько месяцев кропотливой работы, изобретатели завершили все необходимые для постройки автожира чертежи и документацию. Кстати, по некоторым данным, именно в этот день Николай Камов придумал русскую замену слову «автожир», назвав сконструированный им с другом аппарат «вертолетом» — по аналогии с «самолетом», но летающим за счет вращающегося винта.

image.jpg

Первый «вертолет», построенный на основе корпуса самолета У-1, поднялся в воздух 25 сентября 1929 года. Это был КАСКР-1, получивший свое название от первых букв фамилий своих создателей. Испытания машины прошли неплохо, но по результатам было принято решение аппарат доработать. В 1932 году работа Камова и Скржинского привлекла внимание самого Иосифа Сталина, после чего начался настоящий бум строительства автожиров в СССР. Талантливых инженеров перевели в Отдел особых конструкций при Центральном аэрогидродинамическом институте, где к ним присоединился Михаил Миль —давний знакомый Камова.

К началу войны заказанная Красной Армией партия из нескольких «боевых» автожиров А-7 была полностью готова и облетана. Из А-7 сформировали 1–ю автожирную корректировочную эскадрилью (акэ) и включили ее в состав ВВС 24–й армии, действующей в районе Ельни. Командиром 1–й акэ назначили старшего лейтенанта П. Г. Трофимова. В августе 1941 года эскадрилья прибыла в распоряжение армии вместе с технической бригадой, руководителем которой назначили Михаила Миля.

У автожира КАСКР-1 (справа налево) Николай Камов, летчик Иван Михеев, Николай Стржинский.jpeg

У автожира КАСКР-1 (справа налево) Николай Камов, летчик Иван Михеев, Николай Стржинский

Изначально перед летчиками А-7 поставили задачи корректировщиков огня советской артиллерии. На самом деле, кроме этого, автожиры выполняли полеты по разведке мест дислокации противника, а также выступали в роли связных с самолетами.

В ночь на 1 сентября два автожира А-7 под управлением летчиков Шубича и Николаева выполнили первый боевой вылет на разбрасывание листовок над немецкими позициями. Затем были еще второй, и третий вылеты. Первые полеты автожиров в районе боевых действий были очень опасными. Ведь на воздушных аппаратах ночное оборудование имело недостатки, не было доработано, однако выбора у летчиков не было. Аэродром располагался всего в 20 км от линии фронта, был хорошо известен немцам и регулярно подвергался атакам с воздуха. С прибытием медлительных автожиров командование полка боялось повторного нападения и вело себя чрезмерно осторожно. Как только А-7 выруливал из укрытия и начинал раскручивать ротор перед взлетом, вокруг него, по словам Николая Камова, «начинались возня и ругань – «Взлетай скорей! Не канителься!». Поэтому, несмотря на высокий риск, А-7 летали, как правило, ночью, в полной темноте. Лишь по звуку мотора летчики могли определить, что машина цела.

Группа конструкторов и представителей ВВС Красной Армии у автожира А-7. В центре в белой рубашке — авиаконструктор Николай Камов.jpeg

Группа конструкторов и представителей ВВС Красной Армии у автожира А-7. В центре в белой рубашке — авиаконструктор Николай Камов

Появление советских автожиров в районе боевых действий фашисты отметили по-своему. К началу ВОВ, в Германии активно развивалось вертолетостроение – проходили испытания различные виды машин, как транспортные, так и боевые. Захваченный в плен немецкий офицер рассказал противникам об остроте, услышанной им на передовой: «Ну, пропали, большевики против нас комбайны выпустили». Необычный внешний вид А-7 вызвал интерес и в окопах советских войск. Известно, что Михаил Миль во время посещения командного пункта артполка услышал, что солдаты называют автожир «пауком».

Тем ни менее, полеты на А-7 расценивались, как успешные. Медленно перемещавшийся вдоль линии фронта на небольшой высоте в 300 метров, автожир представлял собой весьма эффективный наблюдательный пункт.

Автожиры на фронте.jpg

Автожиры на фронте

Первая автожирная корректировочная авиаэскадрилья провоевала до 5 октября, выполняя разные задачи, пока из строя по техническим причинам не вышли все машины. Полеты велись с аэродромов Стрижаново, Вышний Волочек, Дорохово, Подобхай (основной). Осуществлялось взаимодействие с 573–м артиллерийским полком, 235–м истребительным авиаполком. Прикрытие автожиров осуществляли самолеты 163–го истребительного авиаполка 47–й смешанной авиационной дивизии.

Последний боевой вылет А-7 под управлением командира эскадрильи капитана Трофимова стал связным. Отправившийся со срочным сообщением о прорыве немцев, летчик в кромешной тьме принял лес за полянку и приземлился на деревья. К счастью, он сумел выбраться из поврежденной машины и доставил донесение.

Группа летчиков, обучающихся полетам на А-7, 1941 г..jpg

Группа летчиков, обучающихся полетам на А-7, 1941 г.

По завершении фронтового эпизода автожиры вернулись на завод для проведения восстановительного ремонта. Однако почти сразу же все работы прервались в связи с обострившейся обстановкой на фронте и слишком близком прорыве немецких войск к Москве. Тем не менее, потребность фронта в автожирах была. Командование Красной Армии признало, что А-7, способные взлетать с ограниченных площадок, были чрезвычайно необходимы при работе с артиллерией в горной, лесистой и болотистой местности, особенно в межсезонную распутицу, когда размокшие полевые аэродромы делали невозможными полеты обычных самолетов. Инженерам завода была поставлена задача на массовое производство воздушных машин. Однако наладить его в условиях войны не получилось.

После окончания ВОВ Николай Камов и Михаил Миль переключились на разработку и выпуск классических вертолетов, став руководителями двух главных вертолетных фирм СССР.

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати